Перейти к содержимому. | Перейти к навигации

Персональные инструменты

Navigation

Вы здесь: Главная / Новости / 2014 год / Февраль 2014 / У нас с Богом не может быть взаимозачетов

У нас с Богом не может быть взаимозачетов

Проповедь протоиерея Андрея Чеснокова в Неделю о блудном сыне. 16 февраля 2014г., Собор Рождества Христова (г. Братск)

протоиерей Андрей ЧесноковПродолжая готовить нас, братья и сестры, к дням воздержания и покаяния, к дням великого поста, Святая Церковь предлагает нам для размышления одну из самых ярких притч Господа Иисуса Христа, которую мы находим в Евангелии от Луки. Это притча о блудном сыне. Она широко известна. И даже те, кто не читал Евангелия, все равно знают эту историю о блудном сыне, который ушел от своего отца, а потом вернулся к нему. Как милосердный отец вновь принял его.

К этой притче мы вновь и вновь возвращаемся ежегодно, когда предстоим великому посту, дням покаяния. И эта притча – история, как и все Евангелие, вечная. Потому что в веках вновь и вновь повторяется отпадение человека и человечества от Бога и возвращение к Небесному Отцу. Эта история о всем человечестве и о каждом из нас. Когда приступаем к чтению этой притчи, сердце каждого человека откликается: это про меня, Господи. В этой притче больше, чем других местах евангельских мы узнаем самих себя, и наши сердца отзываются покаянием, отзываются любовью к Богу.

Нет нужды подробно пересказывать притчу, чтобы объяснить ее. Но, тем не менее, необходимо внимательно проникнуть в смысл, в содержание этой притчи. Обратим внимание на некоторые эпизоды этой притчи, на некоторые штрихи на этом духовном живописном полотне. Один из сыновей отца просит дать ему полагающуюся, как он считает, части имения. Т.е. досрочно хочет получить наследство и уйти от своего отца, покинуть его. У отца два сына: старший и младший. Который из них просит о досрочном наследстве? Младший сын. Старший остается с отцом, старший верен ему.

Мы уже наперед знаем объяснение этой притчи, ее толкование, что под отцом тут подразумевается наш Небесный Отец, под детьми - все человечество, которое либо остается с Богом, остается ему верным, либо согрешает, отпадает тот или иной человек. Но мы должны обратить внимание на то, что именно младший сын просит то, что он считает своим по праву, то, что ему не принадлежит, потому что отец еще жив, отец не умер, и нет еще повода причины для того, чтобы разделить наследство. Но младший сын уже считает, что он владеет наследством. Или, может быть, он считает, что отец зажился и слишком долго владеет тем, что ему, младшему, принадлежит по праву.

Во-первых, обратим внимание на то, что это младший сын просит. Потому что у него не созревший ум. И можно сказать, что не только ум, но даже не созревшие достаточно чувства, не созревшая достаточно воля часто подвергается отпадению от Бога. Напротив, тот ум, который возрос в совершенном возрасте духовном, и чувства, которые возросли и воспитаны, та воля, которая действительно совершеннолетняя в духовном смысле - они остаются верны Богу. И только наша незрелость толкает на то, что мы отпадаем от Бога, наша недостаточность. Хотя мы очень часто считаем себя вполне автономными, вполне самостоятельными и даже имеющими право на то или иное благо. Как часто соблазны этого мира говорят человеку: «Ты вправе тем или иным владеть, у тебя есть потребности и ты должен их удовлетворять. Если ты не будешь удовлетворять свои потребности, ты будешь несчастен. Твое счастье, человек, - говорят соблазны, - чтобы все потребности, которые у тебя имеются, удовлетворить в полной мере. И ты вправе иметь все, что ты пожелаешь, на что взглянут твои очи, что услышат твои уши, к чему прикоснутся твои руки. Это все твое по праву» - говорит мир соблазнов.

И человек, который поддается этому лукавству, действительно отпадает от Бога, действительно пытается все стяжать. Но, ничего не получая или получая лишь малую часть, хотя бы то, что он может вместить, человек понимает, что больше и больше остается за пределами его возможностей, возможности стяжать, возможности понять, возможности как-то в себя вместить. И тогда человек начинает чувствовать себя обездоленным, чувствовать себя несчастным, впадает в уныние. И тогда душа его полностью закрывается, полностью уходит от Бога. Такой человек часто и от людей отворачивается, начинает считать себя одиноким человеком, начинает считать, что никто его не понимает, что никто не любит, что живет он в атмосфере нелюбви и непонимания. Такой человек окончательно замыкается в себе и уходит и от Бога, уходит и от людей. И, еще не достигнув предела своей жизни, уже здесь на земле влачит такое существование и так мучается душою, словно он уже в ад попал.

А началось все с того, что человек начал считать, что он имеет на что-то право и что он может чем-то владеть по праву. Все началось с того, что младший сын говорит отцу: «Отче, дай мне причитающуюся часть имения. Вот на это нам следует обратить внимание. И, конечно, дальше мы знаем путь и блудного сына из притчи, как он ушел от своего отца, и то имение, которое он считал своим, промотал. Знаем и по самим себе, как в нашей жизни это история неоднократно, быть может, повторялась, как и мы испытывали глубину падения.

Но обратим внимание и на другой важный эпизод этой притчи, когда этот младший сын возвращается к своему отцу. Он прежде всего находит в себе решимость вернуться к отцу, находясь в тяжкой нужде, питаясь вместе со свиньями из корыта, он вдруг вспоминает о своем отце и понимает, что у отца еще достаточно любви, чтобы принять его хотя как наемного рабочего. Пусть не в том же самом достоинстве сыновьем, которого он сам себя лишила, от которого он сам уже отказался. Но хотя бы как наемный рабочий он может вернуться к своему отцу, у него поработать, заработать себе на хлеб, чтобы не питаться вместе со свиньями. В покаянии каждого человека решимость играет очень важную роль. Без этой решимости невозможно вернуться к Богу, без этой решимости невозможно вообще сделать никакое доброе дело. Только если будет в человеке решимость, тогда человек сможет отвернуться от соблазнов, выйти из тени смертной или, иначе сказать, вылезти из ямы греха, в которую он упал. Потому что соблазны одинаковы у всех, страсти одинаковы у всех. Разных людей, может быть, с разной силой они борют, на это только потому, что каждый человек по -разному дает им власть своей жизни. И решимость тоже бывает у каждого человека разная. Невозможно всех людей мерить одной и той же мерой. Каждый человек по-своему допускает какую-то глубину падения и решимость у каждого бывает своя. Но она необходима. Господь сказал о вере: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: "перейди отсюда туда", и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас" (Мф 17, 20). Так и решимость тоже должна быть хотя бы малой, и она уже сможет перевернуть жизнь человека.

А вера и решимость так или иначе связаны. Без веры также невозможно вернуться к своему Небесному Отцу. Если человек полностью отчаялся и уже не верит ни в свое спасение, ни в то, что Бог милосердный может его принять, у такого человека нет возможности для покаяния. Даже если он будет приносить покаяние, оно окажется лицемерным. Никто не может принести подлинного покаяния, если не будет верить в милосердие Божие, если не будет верить в то, что будет прощен. Это происходит постоянно с каждым человеком, кто приступает к покаянию.

И стоит заметить, что это важно не только отношениях между человеком и Богом, но важно еще в отношениях между человеком и человеком. Потому что мы не только перед Богом согрешаем, мы многократно согрешаем друг перед другом. У каждого из нас есть потребность и необходимость просить прощения у Бога но и у своего ближнего. И без веры в милосердие нашего ближнего, без веры в то, что мы можем быть прощены, мы тоже не сможем по настоящему попросить прощения. Чтобы просить прощения у другого человека, нужно оказывается верить в него, верить в то, что в нем достаточно любви, чтобы нас простить. И тот, кто просит у нас прощения, кто перед нами провинился, тоже нас верит. Тоже верит в то, что у нас есть достаточно любви, чтобы его простить и принять. Но, как часто бывает в отношениях между людьми, когда один человек просит прощения, а другой пытается его как бы «воспитать», не прощать, продемонстрировать ему какое-то особое свое положение, нерасположение, пренебрежение: ты сначала исправиться, а потом я подумаю, простить тебя или нет. И так вера другого человека в нас нами самими бывает растоптана, втоптана в грязь. Так чему же тогда удивляться, что отношения между людьми не строятся, что рушатся добрые отношения, что человек, которого мы пытаемся воспитать, не воспитывается, человек, которого мы пытаемся поставить на место, не встает на место, а все больше и больше выходит из под нашего, как нам кажется, контроля. А и не надо контролировать. Как можно проконтролировать, если отношения не на этом вовсе строятся? Если человек верит нашу любовь, как можно в нее плевать и втаптывать в грязь? Поэтому будем, братья и сестры, об этом задумываться каждый раз, когда либо у нас просят прощения, либо когда мы просим прощения.

Несомненно, об этом нам нужно помнить и тогда, когда мы приступаем к покаянию и просим прощения у Бога. Нам нужна вера в Божие милосердие. Если мы не верим в Божие милосердие, если не верим, что будем прощены, наше сердце останется закрытым для Божьего прощения. Бог подает нам прощение, а мы его не принимаем, потому что мы сами свое сердце закрываем. Как часто приходится наблюдать, что люди носятся с тем же самым грехом, о котором они давным-давно сказали на исповеди, но только его они и помнят, а другим в своей жизни пренебрегают. Например, самый тяжелый, задевающие совесть грех, это грех аборта, детоубийство. Он многих ранил в молодые годы. Но и по достижении старости от исповеди к исповеди, хотя это давным-давно было сказано уже, повторяется один и тот же грех: согрешила, сделала аборт. А дальше и сказать уже нечего. А что еще сказать? Еще сказать о том, что было сегодня, что было вчера, что было позавчера, неделю назад.. Но на это уже не хватило ни внимания, ни совести, ни ума, ничего. Потому что совесть сжалась в комок, совесть на одно только обратила внимание, что было 30-40-50 лет назад. И все эти 50 лет совесть больше не живет, она совершенно остается нечувствительной. Почему? Потому, что подлинного покаяние не было и нет, не веры в милосердие Божие. Потому, что человек каждый раз одно и тоже повторяет на исповеди. Если грех уже прощен, зачем его снова повторять? А повторяет его только тот человек, который не верит Божие милосердие. Именно это неверие не дает человеку жизни для его совести. Нет никакой духовной жизни. Все умерло в этом человеке.

Поэтому нам нужно верить в Божие милосердие каждый раз, как мы приступаем к таинству покаяния, верить в то, что мы будем прощены. Верить, как верил этот младший сын, которого мы называем блудным, который в притче так и именуется потому, что он в блуде расточил свое богатство, потому что он был развращен душой и телом. Но, тем не менее, из этого падения вера смогла воздвигнуть его, вернуть его первое достоинства. Ибо отец, когда принимает его, дает ему и перстень на руку, дает ему и обувь и устраивает в его честь пир. Это некоторые символы, знаки, которые заложены в притче, которые указывают на то, что отец принимает своего сына с прежним достоинством, сыновьем достоинством, достоинством наследника. Отец ни во что вменяет его прежнюю вину, не упрекает и не сосчитывается с ним, сколько он потратил. Но делает его вновь своим наследником.

И поэтому мы, братья сестры, если желаем обратиться к Богу, со своей стороны тоже не должны сосчитываться с Ним. Да, мы должны иметь смирение, мы должны иметь должное видение самих себя, кто мы есть на самом деле. И хотя и просим у Бога, чтобы Господь принял нас хотя бы как одного из наемников своих, потому что недостойны мы быть приняты в прежнем достоинстве, но это вовсе не значит, что мы как наемники должны быть и с Богом вести взаиморасчеты: «Если я вот в этом, Господи, тебе покаюсь, какие блага ты пошлешь? А если вот это доброе дело я, Господи, сделаю, то от какой болезни ты меня избавишь?» Не может быть с Богом никаких взаимозачетов. Если уж мы просим Бога, чтобы он принял нас, должны верить в то, что Он примет нас, как своих детей, и даст нам то, что нам нужно, что нам необходимо, что нам полезно. Прежде всего, свою благодать спасающую, которая не может быть оценена никакими благами земными, никаким достатком материальным, никаким здоровьем эта благодать не может быть оценена. Поэтому все, о чем мы у Бога просим и, не получив, скорбим (здоровье, хорошие отношения, достаток) - это все пыль, прах, пепел по сравнению с той благодатью усыновления, которую дает нам Господь. И если мы больше ценим прах и пепел, чем бесценное сокровище, то по своему неразумию только к праху и пеплу будем обращены всю свою жизнь. Может быть долгую, но на самом деле мимолетную по сравнению с вечностью.

Так вот чтобы жизнь наша не прошла даром, чтобы покаяние наше имело добрые плоды, нам нужно, возвращаясь к Отцу небесному, принося Ему покаяние, искать Его усыновления, искать Его милости, искать бесценной благодати Божией, освещающей нашу жизнь и спасающей нас. Аминь.

Автор: Пресс-служба Братской епархии Последнее изменение: 2014-02-22 15:15

Операции с документом